th="100%" cellspacing="0" cellpadding="0">
 

Биография

Программа депутата

ОКРУГ ДЕПУТАТА

img border="0" src="../../images/lpkt.gif" width="4" height="2">

Новости

Вопросы и ответы

Интернет-приемная

Обзоры прессы

Видеосюжеты

 
     


 

  Ваше мнение  
 

 

Что не хватает нашему округу?



 
 

На главную страницу

» » Человек верный

 
 


 
Информация
 
 
Человек верный
 
 
Истории наших жизней тесно и причудливо вплетаются в ту большую Историю, что ляжет со временем на страницы книг. Многие вплетаются похоже, но каждая по-своему. Ведь какой набор внешних условий не предлагался бы нам – мы ведем себя при равных вводных по-разному. У каждого свой характер. Владимир Головань – человек, который умеет побеждать обстоятельства, умеет быть сильным, не переставая быть порядочным. Настолько сильным, что не боится казаться слабым. Настолько сильным, что не стесняется быть искренним и честным. Он – человек цельный. Он – человек верный. А таким – обстоятельства уже не страшны.

Родился Владимир Викторович Головань в Донецкой области, село Васильевка. В августе 1955 года. В те времена жизнь, даже на плодородной Украине, была сложной. В 20-ые годы село перенесло раскулачивание, в 30-ые – стремительную и жестокую индустриализацию, в 40-ые – войну

В 50-ые все начало налаживаться, и все же в жизни крестьян было много лишений, и очень много труда. Хотя и радости тоже – но об этом позднее.

Семья, привычная к труду

Человек верный


Мама – Мария Александровна Галек почти всю жизнь проработала в колхозе – дояркой, свинаркой, птичницей… Владимир Викторович рассказывает о ней с нежностью. Показывает фотографии – мало их осталось от тех времен. Красивая женщина с умным и не по годам серьезным лицом. Сохранились и фотографии деда. Он до войны служил разъездным механиком МТС (механизационно-технической станции), по тем временам – фигура. В войну был призван танкистом. Прошел от Харькова до Балкан. Получил Орден Красной звезды, медаль «За отвагу»… И даже не был ранен. Про бабушку Головань помнит меньше – что звали Елизаветой и что пережила оккупацию. А вот про отца может рассказать многое. Был он на селе фигурой заметной – агроном, затем бригадир, а большую часть жизни – председатель колхоза.

Луковица на обед

Отец и мама совместную жизнь начинали практически с нуля. Сначала ютились у деда с бабкой, а после – построили свой дом. Дом… Одно слово. Была это просто коробка. А внутри – голые стены. Скотину держали прямо в доме. Жили бедно. От раннего детства запомнилось острое чувство голода. Обычный его школьный обед состоял из кусочка сала, кусочка хлеба и пары луковиц. При том, что работали много. Мама все время в колхозе, все хозяйство на сыне. Полы помыть, огород – полить, за скотиной убрать… И в колхозе трудиться начал уже после первого класса – полтора месяца летом помогал садоводческим бригадам, полол рядки кукурузы, а после седьмого класса – даже помощником комбайнера работал. Отец сказал – должен показывать другим пацанам в работе пример, ты – сын председателя. Владимир и показывал.

Жизнь кочевая

Отца раз в несколько лет «перебрасывали» с одного колхоза на другой - налаживать работу. А, значит, и сыну следовало «кочевать» по школам. К десятому классу Владимир сменил их четыре. В седьмом классе начать изучать английский язык вместо французского – в новой школе учителя не было. Впрочем, тяжело было только в одной школе – той, что была в пяти километрах от дома. Пять километров в школу, пять – обратно, пешком. Однажды Владимир чуть от того не погиб… Одиннадцать лет ему было. Оставили дежурным - мыть полы. Скидку на дальность проживания никто не делал, а он и не просил. Все помыл. Вышел. Темнеет, метель, дороги не видно… Шел по бровке, а потом все-таки сбился с дороги, кружил, кружил… В конце-концов, услышал лай собаки, пошел на звук… Все обошлось. Но бронхит и месяц в больнице был обеспечен. Впрочем, детство свое Владимир вспоминает не как время лишений. Все это было. Но было и другое. Жили бедно, но весело. Собирались на праздники вместе – танцевали, пели песни. И как пели в 2-3 голоса! Свой оркестр играл. «Люди тогда на селе у нас были словно молодое вино, думали про «завтра», но ценили и «сегодня», каждую минуту», - вспоминает Владимир Викторович.

Трудности перевода

В 1972 году Головань окончил школу, отличником, и поступил в Краматорский индустриальный институт, по специальности «оборудование и технология сварочного производства». Вступительные сдал хорошо - 2 балла сверху проходного. Но учиться оказалось по началу сложно: уровень преподавания в сельской школе недотягивал до городского. Тяжело было с черчением. А еще – с русским. Начинает отвечать, а потом раз - и споткнулся. Знает, как слово по-украински будет, а по-русски ему перевода не найдет. И молчит – раз пару получил, два… А признаваться не хочет – его же проблемы, что до них преподавателям? Потом уже одна преподавательница догадалась – разрешила студенту частично на украинском отвечать. И сразу же за двойками пошли пятерки. А через полтора месяца Владимир уже говорил на отличном русском. Легко схватывал, да и трудиться умел.

Делать по совести

Окончил институт в 1977 году. По распределению направили Владимира Викторовича с еще одним однокурсником в Кировоград, на завод «Красная звезда». Там бывшим студентам предложили две должности – мастера и технолога. Друг предпочел профессию технолога. А Владимир Викторович стал, соответственно, мастером. Чему сегодня очень рад. Уверен – пошел бы в технологи, директором вряд ли б теперь был. А так, у него, 21-летнего, сразу оказалось в подчинении 60 человек. Работы с детства не боялся, и характер что надо, быстро стал справляться. И полгода на новом месте не прошло, - выдали цеху правительственное задание. Каждую смену надо было за него отчитываться перед партбюро. Заходишь, сидит 35-40 человек...

Обычно все гладко было, а однажды не додал цех 15% по одной позиции. Тут представители партбюро молодого мастера и распекли по полной. Владимир Викторович вспоминает: «Вышел – лицо горит, уши горят. Состояние - хуже некуда. Старший мастер – как наставник мне был - встречает, говорит: «Что такое?» Я признался. Он в ответ: «Ты честен сам перед собой?» Отвечаю: «Да. Сделал все, что мог». А он: «Работай так, чтобы твоя совесть была спокойна и только». Не знаю, как у других, у меня совесть дама нервная . Так что стараюсь в конфликт с ней не вступать.

Защищая людей

А совесть у Владимира Викторовича требует многого. От нее и желание помогать людям. И смелость, и настойчивость, которую проявляет. И даже риск, на который идет. Еще в институтские годы как комсомольца и члена совета факультета Владимира Голованя направили помогать в детскую комнату милиции. И эта «общественная нагрузка» оказалась далеко не простым отбыванием повинности для галочки в анкете. Молодой и крепкий студент участвовал в операциях – помогал вызволять из притонов детей и подростков. Однажды на входе – шел первым – в него бросили финку. Спасло то, что высокий, – пригнулся, чтоб не ударить голову об косяк. Между косяком и головой финка пролетела.

В Советской Армии

Человек верный


Через год работы забрали Владимира Голованя в армию. Сначала - в школу младших специалистов связи. Потом в звании сержанта откомандировали служить в Воркуту. Приехали, - на улице 40 градусов мороза. А в казарме – минус два. Если, заходя, громко хлопнешь дверью – иней с потолка падает. Еда в бачках на обеде - со слоем льда. А хлеб опытные солдаты советовали на стол не класть – только в руках – крысы уведут.

В общем, это была школа выживания. Но ничего – выжили. Владимиру Викторовичу как человеку образованному и с опытом доверили командовать учебным взводом в роте. Сейчас, вспоминая службу, он признается: «Добреньким» с подчиненными не был и перед начальством никог да не выслуживался.

Зато старался обеспечить солдатам нормальные условия. В ноябре 1979 года пошел на дембель. А после устроился мастером на Мироновский завод железобетонных конструкций. Через 3 месяца поставили технологом, потом начальником цеха.

«Первый парень» на заводе

Заводские девчонки оценили: перспективный жених – с высшим образованием, в армии отслужил, начальство ценит и повышает. Старались к нему в смену контролерами попасть. Бесполезно, не смотрел на них начальник цеха. Как-то коллеги попросили Владимира Викторовича, раз уж ему по пути, предупредить одну рабочую с бетонно-смесительного узла, чтоб в третью смену вышла. Он зашел, смотрит, сидит худенькая брюнетка, а на столе книга из «умных». Владимир Викторович задал вопрос (сам эту книгу читал) – интересно было, что девчонка поняла. Она ответила, серьезно, умно. Заинтересовала. Начали общаться. Вместе на работу, вместе с работы… Через полгода поженились. Так с тех пор и живут вместе, 30 лет. И до сих пор Владимир Викторович констатирует как данность то, за что полюбил: «У меня – умная жена». Не разочаровала. Елена Владимировна тоже мужем довольна – человек верный, водку не пьет. Разве что работает чересчур. Но что уж с этим поделаешь…

За туманом и за запахом тайги

В 1982 молодая семья приняла решение – поехать на Север лет на пять. 26 сентября прилетели – сопки в снегу, холодно… Жена говорит: давай поедем назад… Но остались. Самые хорошие деньги тогда формовщикам платили, однако, как увидели документы Владимира Викторовича, – говорят, не положено. Образование, опыт… Пришлось начальником лаборатории устроиться. Зарплата меньше, зато комнату дали - 10,7 квадратных метров. Два чемодана – вся мебель. Спали на полу. Потом обустроились постепенно. Елена Владимировна на Гормолзавод мастером пошла. Это было единственное предприятие, где давали место в садике. Старший сын еще на материке родился, уезжая, оставили его дедушке и бабушке. Сейчас Владимир Викторович признается: «Я не часто плачу в жизни, но когда уезжали – было очень тяжело». Сразу же, как дали место в саду, – сына перевезли.

Лет через восемь Елена Владимировна заговорила было о возвращении, но Владимир Викторович настоял – остаемся. Тем более, что карьера ладилась: служил начальником лаборатории, потом замначальника МДСК (Магаданский домостростроительный комбинат) по качеству.

Работа – это интересно

О работе – прошлой ли, нынешней – Владимир Викторович всегда говорит увлеченно: как внедряли новые технологии, новые серии домов. В 1989 году Голованю предложили стать главным инженером завода (МДСК за годы работы много раз менял свое название, так что Владимир Викторович называет его для всех периодов одинаково – «завод»). Именно при нем завершили вторую реконструкцию предприятия, тогда же оно перешло на новую серию домов (рассчитанные на сейсмичность). Все здания, выпуск которых контролировали – стоят, а ведь землетрясения и в 6, и в 7 баллов были.

В 1991 году – Головань стал директором. Предложили выкупить завод за ваучеры, но отказался, было стыдно участвовать в «прихватизации». Когда арендную форму упразднили, создали производственный кооператив «Магаданский завод крупнопанельного домостроения».

Настоящий директор

Когда Головань «встал к штурвалу», на предприятии работало 670 человек, сейчас - 897. Завод расширил ассортимент продуктов и услуг. Выстоял во времена дефолта. Стал одним из самых крупных предприятий и налогоплательщиков области. Средняя зарплата здесь сегодня – 30 тысяч. Специалисты отдельных рабочих профессий получают до 70 тысяч рублей. Рабочие говорят – директор характера крутого, накричать может, выругать, оштрафовать. Но справедливый. Ругает лишь за дело, людей не обижает. Когда зарплату приходится задерживать (намудрили чиновники в Москве, торги не раньше апреля на строительство проводят. А предприятие на бюджетных средствах, повязано по рукам), Головань признается, сердце кровью обливается. Зато, когда средства приходят наконец, старается людям помочь.

По распоряжению директора, ежегодно выделяются деньги для приобретения квартир сотрудникам. В прошлом году новое жилье получили 10 семей. Немало средств инвестируют и в обучение заводчан. Более того, если человек отработал на предприятии свыше 5 лет, он может рассчитывать на оплату обучения своего ребенка в институте. Очень редкая для России льгота... Завод помогает церкви Николая Чудотворца, взял шефство над церковью поселка Снежный, над Ольским детским домом, поддерживает спортивные организации. Пенсионерам предприятия установлена добавочная пенсия – 7 тысяч в месяц. Причем прибавка выплачивается и нескольким бывшим сотрудникам, живущим на материке. А возникла идея дополнительной пенсии так. Зашел директор в магазин и увидел одного старика из бывших заводчан – тот рассматривал пачку пельменей. Покрутил-покрутил, нашел ценник и… отложил. Тогда директор решил – будем своим помогать. Бывших заводчан не бывает. А Головань людей не бросает, он – человек верный.

Ольга Белова
 

 

 

 

 
 
 

  Официальный сайт депутата Магаданской областной Думы по избирательному округу 3 Голованя Владимира Владимировича.